Борис Захаров: в Крыму необходима постоянная мониторинговая миссия по правам человека

По мнению правозащитника, на полуострове Россией установлен субтоталитарный режим

С представителем Украинского Хельсинского союза по правам человека Борисом Захаровым Крым.Реалии встретились через несколько дней после его возвращения из Брюсселя, где он представлял ситуацию с нарушением прав человека в Крыму. Захаров критически оценивает действия украинских властей по защите прав своих граждан на аннексированной территории и настаивает на необходимости открыть в Крыму постоянную мониторинговую миссию, которая позволит получать достоверную информацию с аннексированной территории.

– Борис, расскажите о мероприятии, на котором вы побывали в Брюсселе.

– Это были слушания в подкомитете по правам человека Европарламента по ситуации на полуострове. Там было очень серьезное представительство – около семидесяти депутатов Европарламента, работников Еврокомиссии , а также омбудсмены различных стран Европы. Основные месседжи моего отчета: установление субтотаталитарного (более жесткого, чем авторитаризм и более мягкого в сравнении с классическим тоталитаризмом Гитлера и Сталина) режима в Крыму, конкретные политические преследования – я говорил о деле «26 февраля», о деле Костенко, дело Сецнова-Кольченко-Афанасьева-Чирния, о деле против Меджлиса крымскотатарского народа, – а также о политике латентной депортации и уничтожения крымскотатарского народа путем отсоединения народа от его элиты. Для политической и культурной элиты крымских татар создаются невыносимые условия в Крыму. И они вынуждены выезжать или подвергаются репрессиям. Эти люди, культурные деятели не могут там реализоваться. Эти действия направлены на уничтожение крымскотатарского народа. Это такая латентная депортация народа с полуострова. Во время нашего визита в Брюссель Севгиль Мусаева-Боровик рассказывала о ситуации телеканала АТR. Также был представитель омбудсмена Богдан Крикливенко.

А в условиях оккупации возможно какое-то восстановление элит?

– Я уверен, что так и будет. Потому, что нынешняя ситуация не будет долговечной, поскольку в самой России вскоре начнутся необратимые центробежные процессы, и очень скоро геополитическое пространство будет совсем другим.

Артикулировать такие надежды не опасно? Разве они не расслабляют политиков и не побуждают их к выжидательной позиции?

– Если не делать всего, что можно сделать для приближения этого дня, то этот день никогда не наступит . Сидеть сложа руки и ничего не делать нельзя. Надо прилагать усилия, чтобы эти ожидания сбылись рано или поздно.

А какой была реакция на Ваше выступление ?

– Там были некоторые апологеты Российской Федерации, левые, они задавали вопросы, которыми стремились нас сбить с толку. Но у меня была подготовлена подробная информация для ответов.

Но остальные нас поддержали, вообще в Европарламенте на 90% мы нашли сочувствие и положительный отзыв, обещания помогать, ставить вопрос Крыма где только можно и всячески поддерживать нашу борьбу против оккупации, военных преступлений и политических преследований в оккупированном Крыму.

Как Вы оцениваете действия украинских властей по проблемам, возникшим в связи с оккупацией Крыма?

– У меня такое ощущение, что украинское правительство плетется вслед за событиями, вместо того, чтобы их упреждать. Ряд шагов был сделан, однако ни закон про временную оккупацию («Об обеспечении прав и свобод граждан и правовой режим на временно оккупированной территории Украины» – КР), ни закон о «Свободной экономической зоне «Крым» не решают очень многих вопросов, а во многом даже дискриминируют крымчан. Поэтому наша организация подготовила пакет законопроектов. Он касается и экономических отношений частных лиц – мы из закона о СЭЗ «Крым», вытащили часть, которая касается частных лиц, и перенесли ее в закон об оккупации. Это касается и регистрации актов гражданского состояния, и порядка въезда-выезда, и вопросов образования, и защиты детства – есть такой закон «О защите детства». Этот пакет законопроектов поддержал Меджлис крымскотатарского народа и ряд народных депутатов. И скоро он будет внесен в Верховную Раду.

Украинское государство не контролирует Крым – и это определяющий факт. Не ожидаем ли мы слишком многого от Киева?

– По мне, украинское государство недостаточно эффективно защищает права человека в Крыму, недостаточно эффективно документирует преступления против наших сограждан, недостаточно эффективно противостоит политическим репрессиям, а иногда даже подставляет сограждан в Крыму, например, телефонными звонками с просьбой дать свидетельские показания по тому или иному делу, хотя звонки могут прослушиваться. Что касается регистрации актов гражданского состояния, был принят закон по схеме регистрации актов гражданского состояния через суд по ускоренной процедуре для жителей Крыма и города Севастополя, а также для самопровозглашенных «ДНР»-«ЛНР».

Если для этих «республик» система подходит, потому что Украина ни при каких обстоятельствах не может признавать документы на «туалетной бумаге», выданные самопровозглашенными республиками, то в что касается Крыма в соответствии с Женевской конвенцией 1949 года, государство-оккупант обязано регистрировать покровительственных лиц. А мы должны признавать или сами акты, которые выдает оккупационная власть, или признавать информацию, которая в них содержится. Поэтому для крымчан может быть использована административная процедура. Статья 9 в законе про временную оккупацию, на наш взгляд, не совсем соответствует духу и букве Женевской конвенции. Если мы говорим, что наша территория оккупирована, то это налагает как раз обязательства на государств-оккупанта, на Россию, регистрировать рождение, смерть наших сограждан в Крыму, они называются покровительственными лицами. Россия отвечает за права и свободы на оккупированной территории.

– Вы употребили определение «субтоталитарный режим», характеризуя ситуацию в Крыму сегодня. Расшифруйте, пожалуйста, что это значит для жителей полуострова?

Полное презрение к человеческому достоинству, политические репрессии, военные преступления, подмена человеческих ценностей ценностями так называемого «русского мира», тотальная пропаганда. Все это мы наблюдаем в Крыму. Женевская конвенция 1949 года нарушается Россией в разных аспектах: это и системное нарушение права собственности, экспроприации или так называемая «национализация». Это и принуждение к службе в вооруженных силах оккупанта – прямое военное преступление Российской Федерации.

Всех принудили принять российское гражданство. Тех же Сенцова и Кольченко осудили как граждан России, Костенко… Процедура отказа от российского гражданства не урегулирована, те, кто такие заявления подают, ждут подолгу, Россия всех жителей оккупированного полуострова считает почему-то гражданами России, независимо от наличия или отсутствие подписи владельца в документе. Также военное преступление – участие гражданских лиц в блокировании воинских частей. Еще одно военное преступление – массовое  переселение гражданского населения с территории оккупанта на оккупированную территорию.

Наблюдаем преступления против человечности в Крыму. Наша, украинская  прокуратура АР Крым заявила, что ведет тридцать дел, связанных с исчезновением, правозащитники говорят о двадцати случаях, где речь идет именно об активистах, где речь может идти именно о насильственном исчезновении за их убеждения либо действия. Мы имеем дело с политическими преследованиями, и они могут приобрести очень массовый характер. В самом Меджлисе около 2,5 тысяч человек, это региональные меджлисы, это может коснуться друзей, родственников, всех, кто как-то с ними связан. Опыт Кавказа, опыт преступлений России в Чечне, Дагестане, Ингушетии, показывает, что признание организации экстремистской может вести к массовым нарушениям прав человека против больших групп людей. 

Существует два похода к проблеме аннексированного Крыма. Чиновники, во всяком случае, многие, считают, что Крым – это, прежде всего, территория. А правозащитники убеждены, что Крым – это люди, наши сограждане. Эти два похода дополняют друг друга или они в конфликте?

– Они в конфликте. Следует сказать, что не все чиновники считают, что Крым – это только территория. Стратегия борьбы за Крым должна объединять блокаду инфраструктуры агрессора и как можно большее внимание к правам человека в Крыму. Защита интересов граждан на оккупированной территории – это обязанность и государства-суверена, Украины. Международное сообщество тоже неадекватно реагирует на аннексию, которая сама по себе является грубейшим нарушением международного права и вызовом всему цивилизованному миру. Но и Украина должна создавать условия, чтобы западные политики могли контролировать ситуацию в Крыму. Порядок въезда-выезда для иностранцев никуда не годится. Невозможно быстро реагировать на нарушения прав человека в Крыму. Западные эксперты не могут мониторить там ситуацию, поскольку целый месяц вынуждены ждать разрешения на въезд на территорию Крыма. Я считаю, что для ряда миссий надо разрешать въезд через территорию России. И такие разрешения в обход закона делаються, например для миссии во главе с Жераром Штудманом (руководителю мониторинговой миссии ЕС, посетившей Крым в феврале 2016 года – КР), миссии Совета Европа. Мы требуем постоянко действующей миссии, мы попросили постоянко действующей миссии. Мы обратились к тому же Жерару Штудману с тем, что должна быть постоянная мониторинговая миссия в Крыму. Европарламентарии, в свою очередь, обратились к Еврокомиссии с просьбой о создании постоянно действующей миссии по мониторингу прав человека в Крыму.

Но тенденция прямо противоположная – в Москве закрыт офис ООН по правам человека. О какой постоянной миссии в Крыму может идти речь сегодня?

– Да, это так, но тем более Европа должна требовать, а каждый отказ России должен оборачиваться для нее санкциями, санкциями и еще раз санкциями. Причем они не должны носить общий характер, расчитанный на удушение России в далекой перспективе. Санкции должны быть против конкретних лиц – и тогда они будут эффективными.



Топ новостей сегодня

5 Декабря, 2016 Понедельник
4 Декабря, 2016 Воскресенье
больше новостей