Рублем по «боярышнику»

Как в России борются с потреблением нелегального алкоголя и его суррогатов

Планы правительства России вновь повысить минимальную розничную цену пол-литровой бутылки водки, будь они реализованы, лишь вернут ее к уровню 2014 года. Размежевание потребителей спиртного в стране – на тех, кто покупает легальную продукцию в легальной же торговле, и тех, кто потребляет нелегально-суррогатный алкоголь по бросовым ценам – завершилось еще 5-6 лет назад, отмечает эксперт. Поэтому их нынешнее соотношение всего лишь отражает текущую структуру доходов населения, и изменить его можно только экономическими методами.

В 2016 году доля водки в общем потреблении в России спиртного, пива и вина, по данным Росстата, составила 38,9%, пива – 39,9%. Причем доля пива чуть сократилась (с 40,4% в 2015 году), тогда как доля водки, наоборот, выросла (с 38,2%).

С 1 июля прошлого года большая часть легальной торговли спиртным в стране была подключена к системе ЕГАИС (Единая государственная автоматизированная информационная система контроля производства и продажи крепкого алкоголя). Она позволяет отследить путь каждой бутылки легального спиртного от завода-производителя до кассового аппарата конкретного магазина, где она и будет в итоге куплена.

Тогда же, в июле, минимальная розничная цена пол-литровой бутылки водки была повышена со 185 рублей до нынешних 190 рублей. 22 марта стало известно о поручении вице-премьера России Александра Хлопонина Министерству финансов подготовить до 1 апреля приказ о повышении этой цены до 219 рублей.

Но вспомним, когда в прошлом году в России запускали ЕГАИС, некоторые эксперты полагали, что теперь и сам механизм установления минимальной цены водки просто потеряет смысл – коль скоро в легальной розничной торговле останется только легальный алкоголь. Однако, как видим, от нее не только не отказались, но и вновь собираются повысить.

Стало быть, пока этот механизм смысла не утратил? Наш собеседник в Москве – руководитель Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя Вадим Дробиз:

– Знаете, именно я, видимо, первым и утверждал, что этот механизм потеряет свое значение, но – не оговаривал срок. Почему сохранили минимальную розничную цену? Первое. Самой системе ЕГАИС всего девять месяцев. Хотя и ввели ее в срок, и она не вызвала серьезных сбоев, тем не менее, отработка системы все еще продолжается. Второе, что очень важно. У нас далеко не весь еще легальный рынок задействован в ЕГАИС. В стране сегодня в целом примерно 225 тысяч легальных торговых точек, где продается алкоголь – это и магазины, и бары, и кафе, и рестораны… Из них порядка 130 тысяч точек – городская розница, и она абсолютно вся, на 99,9%, уже подключена к ЕГАИС. Но еще порядка 90-95 тысяч магазинов, кафе и прочих заведений – сельская розница, а она будет подключена к системе лишь 1 июля 2017 года. И ей понадобится, думаю, больше времени на отработку. Так вот, на период внедрения системы, ее адаптации, думаю, еще года полтора точно, необходимо сохранять механизм установления минимальной розничной цены.

– ​Ее теперь предлагается повысить со 190 до 219 рублей за пол-литровую бутылку водки. Практически столько же самое – 220 рублей – уже было в 2014 году. Потом из-за кризиса ее снизили до 185 рублей, после чего повысили до нынешних 190 рублей. Если допустить, что теперь установят 219 рублей, что это “качественно” изменит в нынешних условиях?

– Ни одна цена ниже 220-225 рублей ничего не изменит на рынке в лучшую сторону! Почему? Ведь неспроста минимальная розничная цена в 220 рублей была установлена со второго полугодия 2014 года: она устраивала всех – и государство, и производителей, и дистрибьюторов, и розницу, да и потребителя тоже. Дело в том, что “размежевание” потребителей на тех, кто может покупать легальную водку, и тех, кто не может, произошло еще в 2010-2012 годах. В секторе легального потребления спиртного остались 40-45 миллионов человек – те, которые пьют легальную водку, покупаемую в легальной розничной торговле. Их столько же и сегодня.

В сектор же “нелегально-суррогатного” потребления попали около 25 миллионов человек. Из них 7-8 миллионов – это люди, которые покупают нелегальную водку в нелегальной рознице по 100 рублей, то есть в два раза дешевле легальной. И еще порядка 17 миллионов человек – это люди с низкими заработками, ниже 12 тысяч рублей в месяц. Это, скажем, и те, которые отравились недавно в Иркутске суррогатами алкоголя, цена которых – 50 рублей. Вот это четкое разделение потребителей, начавшееся еще давно, теперь фактически завершилось. И сколько бы ни стоила водка – даже если цену снизят до 160 или 170 рублей, например, со снижением акциза, – все равно эти 25 миллионов человек пить легальную водку не станут! Они останутся в своем ценовом сегменте…

​– ​Министерство финансов полагает, что 219 рублей – много, предлагая свой вариант – 205 рублей. Но сколь принципиальна такая разница для рынка в целом?

– Эта разница принципиальна! И не столько для рынка… Она принципиальна для того, чтобы легальный производитель мог спокойно производить легальную продукцию. Это только кажется, что 14 рублей – не много. Но в России 14 рублей – это целая бездна! В цене, по крайней мере, крепкого алкоголя… Сам Минфин, который предлагает 205 рублей за пол-литровую бутылку, приводит следующий расчет. 34,8 рубля – это себестоимость производства. Еще 7 рублей – прибыль завода, это 20% к себестоимости дополнительно. Далее. 104,6 рубля – акциз, 26,3 рубля – НДС. Таким образом и сформирована отпускная цена завода – 172,7 рубля, в которой акциз и НДС составляют 131 рубль. То есть 76% в отпускной цене завода – это чистая прибыль государства в виде акциза и НДС.

– ​Но эта часть цены, вроде, и не обсуждается особо. В отличие, видимо, от остальной, гораздо меньшей ее части?

– Здесь-то и начинается самое интересное! 5,3 рубля предлагается отдать оптовому сектору, то есть эта надбавка к отпускной цене завода составляет 3%. Пусть сам Минфин попробует поработать на такой наценке! На самом деле минимальная оптовая наценка – 20%, потому что только в дистрибьюторской системе ценообразования не менее 10% – это накладные расходы, особенно если продукт надо перевезти в другой город. Но еще “интереснее” Минфин действует в интересах розничной торговли! Рознице отдается 26,8 рубля, то есть розничная наценка составит 15%. Я готов поспорить с г-ном Силуановым (министр финансов России. – РС): пусть он найдет хоть один магазин в России с подобной наценкой! Такой наценки не существует в природе, ее просто не может быть для легальной продукции! Потому что розница может существовать при наценке не менее 30%, включая любой федеральный ретейл. Таким образом государство сознательно занижает суммарную оптово-розничную наценку до 18% вместо того, чтобы сделать ее честной – ну, хотя бы 45–50%, это минимум. А вообще-то она может доходить и до 55%...

– ​Ну, и что же остается делать производителю этого легального алкоголя?

– Грубо говоря, производитель должен будет откуда-то “взять” еще 15 рублей для этой бутылки, чтобы просто она попала на полку магазина по минимальной розничной цене. Его прибыль, согласно расчетам государства, 7 рублей. Значит, почти 10 рублей он должен где-то “украсть” – в акцизе или еще где-то. То есть фактически это подталкивание к налоговому преступлению – цена ниже 220 рублей!..

​– ​В 2009 году доля нелегальной водки и суррогатов на российском алкогольном рынке составляла 55%. В 2015 году – уже 65%. Как, по вашим оценкам, она изменилась теперь?

– 2009 год – что мы имели на тот момент? В каждом магазине России, включая весь федеральный ритейл (французский, английский, любой!), продавалась нелегальная водка вместе с легальной. В 2015 году ситуация изменилась: большая часть нелегальной водки из легальной розницы ушла, то есть 70% легальной водки и ликеро-водочных изделий было продано в легальной рознице, 30% – в нелегальной. 2016 год кардинально изменил ситуацию. В легальной рознице нелегальной водки больше не существует! В 2017 году – тоже. Легальная водка, с помощью системы ЕГАИС, “вышибла” из розницы нелегальную водку, причем вышибла напрочь. Почему? Потому что нелегальная водка в легальной рознице продавалась по цене легальной, то есть по 190 рублей. А по такой цене она в нелегальной рознице никому не нужна, там и своей водки вполне достаточно. Таким образом рынок нелегальной водки сократился более чем в два раза в 2016 году.

– ​И каким в целом оказывается теперь соотношение легального и нелегального крепкого алкоголя, потребляемого в стране?

– В 2017 году соотношение примерно такое: 65% – легальная продукция, 35% – нелегальная водка и всякого рода суррогаты крепкого алкоголя. Так что кардинально ситуация изменилась!

​– ​Вы уже давно называете “правилом №1” российского алкогольного рынка, условно говоря, такое соотношение: на минимальную месячную зарплату в стране – 100 бутылок легальной водки. Только тогда, мол, и перестанут пить нелегальную и всякие суррогаты. Сегодня в России МРОТ (минимальный размер оплаты труда) – 7500 рублей в месяц (130 долларов), это – 34 бутылки по 219 рублей. С 1 июля МРОТ повысят до 7800 рублей (136 долларов), то есть 35,5 бутылки. Таким образом, разрыв с вашим “правилом №1” – трехкратный. Стало быть, заметного сокращения потребления нелегального алкоголя и суррогатов пока и ожидать не приходится?

– Да, не приходится. Я считаю, что нынешнее соотношение, 65% на 35%, – оптимальное при тех доходах, которые получают наши граждане. У нас 25 млн человек живут сегодня ниже прожиточного минимума, но ведь у них сохраняются человеческие потребности в алкоголе и всем остальном. Это однозначно – люди, которые могут пить только суррогаты. Для них проблема решения не имеет – они все равно останутся в рамках своих ценовых возможностей! Разве что выберут здоровый образ жизни, но надеяться на это при их зарплатах, по-моему, бессмысленно. Поэтому здесь два пути. Первый: мы снижаем цену легальной водки до 50–60–70 рублей за бутылку, то есть делаем “водку для нищих”, как во всем мире. Второй: повышаем в несколько раз, хотя бы до 20 тысяч рублей в месяц, минимальную зарплату в России. Но так как цену водки снижать никто не собирается, то путь один: при нынешних ценах минимальная зарплата – 20 тысяч рублей. Других путей – не существует!

– ​И как пример решения проблемы именно по этому пути вы приводите Москву.

– Москва – “примерный” город: здесь нет нелегальной водки, она не продается, и ее, соответственно, не покупают. Здесь не потребляют суррогаты алкоголя. Здесь даже пенсионеры не покупают себе аптечные настойки – "Боярышник" и прочую ерунду. Не валяются здесь эти бутылочки и “фанфурики” пустые, как в других городах. Почему? Да потому, что минимальная зарплата в городе – от 22-25 тысяч рублей в месяц и выше, пенсии – от 15 тысяч. Вот и все – проблема решена! И если бы с 1 января 2017 года эти социальные показатели во всех регионах утвердились, мы бы проблему решили автоматически!

Топ новостей сегодня

28 Июня, 2017 Среда
27 Июня, 2017 Вторник
больше новостей