Почему Севастополь стал городом «русской славы» и «русских моряков», кем заселяли город и стал ли особый статус Севастополя ключевым фактором во время «крымской весны»?

Сегодня жители Севастополя отмечают 233 День рождения города – по крайней мере, такова официальная цифра. Почему Севастополь стал городом «русской славы» и «русских моряков», кем заселяли город и стал ли особый статус Севастополя ключевым фактором во время «крымской весны»? На эти вопросы ответит украинский историк и политолог из Крыма, перебравшийся в Киев, сотрудник Института национальной памяти Украины Максим Майоров.  

Радио Крым.Реалии/ День Севастополя. Город только «русской славы»? Радио Крым.Реалии/ День Севастополя. Город только «русской славы»?i ▶ ▶ || 0:00:00 … ⇱   RealAudio – 5,4MB WindowsMedia – 5,7MB MP3 – 5,0MB MP3 – 19,9MB     ▶ X Добавить в список Загрузить RealAudio – 34,8kb/s – 5,4MБайт WindowsMedia – 36,8kb/s – 5,7MБайт MP3 – 32,0kb/s – 5,0MБайт MP3 – 128,0kb/s – 19,9MБайт

 

– Максим, после аннексии в Ливадии установили монумент лидерам «большой тройки» – Черчиллю, Рузвельту и Сталину, созданный Зурабом Церетели. Можно ли считать, что с установлением памятника этой «несвятой Троице» севастопольцы добились «возвращения» Сталина? Или им нужен особый, севастопольский, Сталин, без которого они не могут?

Максим Майоров

– Контекст ливадийского памятника несколько иной, он посвящен Ялтинской конференции. Что касается самой идеи восстановления памятника Сталину в Севастополе – а он и стоял в сталинскую эпоху на привокзальной площади – то тут уже несколько иные коннотации, выходящие за рамки Ялтинской конференции. Они касаются оценки сталинизма вообще. Люди, ратующие за возвращение Сталина в Севастополь, пытаются обелить сталинскую эпоху в целом, показать его роль как эффективного менеджера в масштабах Севастополя и СССР в целом.

– Почему Севастополю нужен Сталин? Какую роль он сыграл в жизни города, он ведь там даже не был?

– Сталин вообще не очень любил путешествовать, у него был патологический страх покушения, и он был довольно усидчив даже в послевоенное время. Его передвижения были достаточно локальными. Что касается роли Сталина в истории Севастополя – те, кто ратует за его возвращение в город, напирают на его выдающееся значение в победе над гитлеровской Германией. Вторая мировая, которую в России продолжают представлять в русле концепта Великой Отечественной Войны, важна для Севастополя. Есть целая легенда об обороне и освобождении Севастополя. Видимо, людям в этой картине не хватает еще и Сталина, и они решили это компенсировать.

– Севастополь официально отмечает 223-й День рождения. Вы как историк согласны с тем, что Севастополю 223 года?

– Вопросы датирования истории городов вообще очень спекулятивны. Севастополь, как и Одесса, и многие другие города, не возник на пустом месте. Основная часть города расположена на Гераклейском полуострове, там достаточно древние традиции градостроения – чего стоит Херсонес Таврический или Балаклава. Конечно, ко времени основания Севастополя в 1783 году Херсонес уже не был жилым городом, там не было населения, так что преемственность прервана. Это и ответ на претензии Путина, мол, Севастополь – это древний Корсунь, колыбель крещения и так далее. Четкой связи нет. Что касается основания Севастополя в конце 18 века – конечно, этот процесс не был одномоментным. Дата 14 июня привязана к указу Екатерины ІІ Потемкину основать крепость Севастополь. Город развивался не так интенсивно, как та же Одесса – он играл роль военно-морской базы, а не коммерческого центра. Сначала это была эскадра, потом главная база Черноморского флота. Можно, конечно, отталкиваться от этого символического указа, почему нет – не вижу проблемы.

 – В указе сказано об основании Севастополя на месте, где сейчас находится деревушка Ахтияр. Является ли Севастополь продолжением Ахтияра?

– С Ахтияром более четкая преемственность, чем с древним Херсонесом. Хотя с точки зрения населения, предназначения, самой идеологии это шло вразрез с тем, что было при деревушке Ахтияр. Хотя интересно, что после смерти Екатерины Севастополю вернули название Ахтияр.

– А что это было – уступка местным крымским татарам?

– Нет, нелюбовь наследника Екатерины ІІ к предшественнице. В пику ей убрали греческое название – это вообще была такая борьба с грекофильством Екатерины. До 20-х годов 19 века Севастополь носил это название.

– Почему крепость была основана именно там, разве в Крыму больше не было где расположить базу для флота?

– У севастопольцев такие вопросы вызывают недоумение. Там есть убеждение, что это лучший город на земле, все самое лучшее, а Севастопольская бухта третья в мире по удобству после Гонконгской и Сиднейской. Не знаю, исключать тоже нельзя. Бухта весьма удобна для базирования военных кораблей, да. Кроме того, город находится в крайней юго-западной точке Крыма, она выдвинута как форпост по направлению к тогдашнему историческому врагу – Османской империи. Так что это был военный форпост в полном смысле слова. С другой стороны, отсутствие прямых коммуникаций ставило крест на развитии города как торгового центра вроде Николаева или Одессы.

– Сегодня на улицах Севастополя будет неоднократно звучать гимн города. Там есть символические слова: «Севастополь, Севастополь, неприступный для врагов, город русских моряков». Правда ли, что Севастополь неприступный для врагов и город русских моряков?

– Как это часто бывает с символикой, тут много мифологии. Оба тезиса – неприступности для врагов и русскости – легко опровергаются. Что касается неприступности, Севастополь задумывался как крепость и выдержал две колоссальных обороны. Это одна из самых длительных оборон городов – 250 дней – во время Второй Мировой войны. Также это еще более длительная оборона в Крымскую войну в середине 19 века. Но каждая из них закончилась тем, что крепость была сдана. Нельзя сравнить, допустим, Севастополь с Ленинградом. Более того, в период Гражданской войны Севастополь часто переходил из рук в руки, ни одна власть не могла его долго удержать, пока там наконец не закрепились большевики. Так что статус неприступной крепости себя не оправдал. Что касается «русскости». Если говорить об этом в этническом плане, то это большая неправда. Севастополь как военная крепость не развивался на базе местного населения, большую часть истории это было аграрное, до депортации – крымскотатарское население. Город развивался за счет притока военнослужащих и рабочей силы, это началось во время Российской империи и продолжилось во времена СССР. Эти люди, которые зачастую, едва ли прибыв, начинали считать себя коренными севастопольцами, были совершенно из разных уголков страны. В том числе, если посмотреть статистику по Черноморскому флоту времен поздней Российской империи, огромное количество – выходцы из ближайших материковых губерний, то есть Херсонская, Таврическая. Украинцы, которые с детства видели море – смысл-то был везти людей из Сибири? Хотя были люди и оттуда, были и поляки – отсюда нынешняя сильная католическая община. Но во многом традиции Черноморского флота, еще до основания Севастополя, заложили бывшие запорожские казаки – как бы ни смеялись сейчас российские пропагандисты. Но тут мы видим еще и влияние политики имперской России по отношению к населявшим ее народам и общинам, в том числе еврейской и мусульманской, народам Севера – они были дискриминируемы. Их количество в пропорциональном отношении было меньше, нежели так называемых представителей триединой русской народности, частью которой официально считались малоросы, то есть украинцы.

– Как вы думаете, система формирования горожан не из местных, а из пришлых, способствовала позиционированию Севастополя не как части Крыма, а некоего отдельного пункта? И способствовало ли это роли, которую сыграл Севастополь в событиях «крымской весны» 2014 года?

– Это обширный вопрос. Если говорить о «русской весне» – я убежден, что основную роль сыграли не крымчане, не севастопольцы, а «зеленые человечки». Севастопольцы могут мнить, что они решили свою судьбу, но это преувеличение. Тем не менее, эти события и правда начались именно с Севастополя, хоть они и не напрямую связаны с особым менталитетом его жителей. Это связано с тем, что тут легально базировались вооруженные силы Российской Федерации, а именно Черноморский флот. Это была отправная точка оккупации Крыма и начала войны на Востоке Украины. Есть момент. Да, севастопольцы считают себя отдельным пупом земли, не считают себя крымчанами. Некое рациональное зерно тут есть: Севастополь и по территории, и по населению больше республиканского центра, Симферополя. Что в украинской, что в оккупационной российской административной системе Севастополь не является частью административного образования на территории Крымского полуострова. По украинскому законодательству это отдельный город, не входящий в состав Автономной Республики Крым, по российскому оккупационному законодательству – город федерального значения, который также не входит в республику Крым. Севастопольцы – специфическая группа населения, имеющая заточенность под военно-режимный порядок, обслуживание флота, со всеми этими легендами, прославляющими военную роль города.